Какими на самом деле были 7 женщин, чьей красотой восхищались известные поэты и писатели

Женщины не раз становились источником вдохновения гениальных писателей и поэтов. Мы знаем немало художников слова, которые с упоением и благоговением высекли в вечности образы своих возлюбленных. Но иногда музами великих оказывались далеко не идеальные девушки. Творцы влюблялись до потери памяти в прожигательниц жизни, замужних иностранок, вымогательниц и женщин с заурядной внешностью.

Мы в AdMe.ru нашли портреты этих знаменитых женщин и узнали, что о них думали современники. И эти любовные истории вновь убедили нас в истинности слов Оскара Уайльда: «Красота — в глазах смотрящего».

Полина Виардо рассорила Тургенева с матерью

21636465--1589563774-728-461066236c-1590070934

С губ сорвался последний вдохновенный звук — глаза не блестят и не сверкают — они меркнут, отягощенные счастьем, блаженным сознанием той красоты, которую удалось тебе выразить, той красоты, во след которой ты словно простираешь твои торжествующие, твои изнеможенные руки!»

И.С. Тургенев

«Проклятая цыганка», «сажа да кости и больше ничего!» — так говорила мать Тургенева о возлюбленной своего сына Полине Виардо. Художник Илья Репин писал: «На нее не надо было глядеть анфас — лицо было неправильно». Но великий писатель никого не слушал: он был ослеплен страстью.

Знаменитая оперная дива на всю жизнь приковала к себе Ивана Сергеевича. Из-за этой замужней иностранки писатель поссорился с матерью, отказался от наследства и любви многочисленных поклонниц. Он был одержим ею настолько, что на протяжении сорока лет жил бок о бок с мужем Полины — директором Итальянской оперы в Париже.

Жанна Дюваль изменяла Бодлеру

21636715--1589549092-728-7ab36efab7-1590070934

Кто изваял тебя из темноты ночной,
Какой туземный Фауст, исчадие саванны?
Ты пахнешь мускусом и табаком Гаваны,
Полуночи дитя, мой идол роковой.

Шарль Бодлер

Шарль Бодлер презирал женщин, называл их «позором людского рода» и «божественной грязью». Но перед одной он все же не устоял. Танцовщицу и любительницу алкоголя Жанну Дюваль поэт величал своей Черной Венерой. В течение 20 лет он посвящал ей стихи и задаривал ее подарками.

Друзья же Бодлера отмечали, что эта женщина не отличалась ни умом, ни талантом, ни красотой. Она постоянно выпрашивала у поэта денег, вынуждала его влезать в долги, не ценила его творчество и изменяла ему при любом удобном случае. А Шарль Бодлер все ей прощал, продолжал восхищаться страстной натурой своей возлюбленной и исполнять ее капризы.

Жена Блока всем своим видом раздражала Ахматову

21636665--1589464021-728-fabc2354b8-1590070934

Анна Ахматова не разделяла восторгов Александра Блока относительно супруги. Поэтесса не только называла Любовь Менделееву круглой дурой, но и весьма критично отзывалась о ее внешних данных: «Она была похожа на бегемота, поднявшегося на задние лапы. Глаза — щелки, нос — башмак, щеки — подушки».

Великий поэт не обращал внимания на злые языки и продолжал обожествлять свою избранницу: «Ты — мое Солнце, мое Небо, мое Блаженство. Я не могу без Тебя жить ни здесь, ни там. Ты Первая Моя Тайна и Последняя Моя Надежда. Моя жизнь вся без изъятий принадлежит Тебе с начала и до конца».

Зельда поощряла любовь Фрэнсиса Фицджеральда к распутному образу жизни

21637215-image-crop-1245x1948-1589902895-728-af9fb00834-1590070934

«Я был от нее в восторге и сразу пошел в атаку. Она была самой прекрасной девушкой, которую я видел в своей жизни. Я сразу же понял, что она просто должна стать моей».

Фрэнсис Скотт Фицджеральд

Эрнест Хемингуэй в своих мемуарах «Праздник, который всегда с тобой» критиковал выходки жены Скотта Фицджеральда: «Скотт твердо решал не ходить на ночные гулянки, ежедневно заниматься гимнастикой и регулярно писать. Он начинал работать и едва втягивался, как Зельда принималась жаловаться, что ей скучно, и тащила его на очередную вечеринку».

Но Фицджеральд любил свою жену несмотря ни на что. Он увековечил ее во многих своих знаменитых романах. Например, в произведении «Ночь нежна» за образом Николь Дайвер скрывается портрет Зельды.

Эльза Триоле сводила с ума Луи Арагона и не только

21636565--1589549426-728-a6cc31861a-1590070934

В глубинах глаз твоих, где я блаженство пью,
Все миллиарды звезд купаются, как в море.
Там обретает смерть безвыходное горе,
Там память навсегда я затерял свою.
И если мир сметет кровавая гроза
И люди вновь зажгут костры в потемках синих,
Мне будет маяком сиять в морских пустынях
Твой, Эльза, дивный взор, твои, мой друг, глаза.

Луи Арагон

Французская писательница, младшая сестра Лили Брик и жена поэта Луи Арагона классическим образцам красоты не соответствовала. Однако это не мешало ей сводить с ума многих талантливых современников.

Критик и писатель Виктор Шкловский так страдал от неразделенной любви к Эльзе, что даже написал об этом книгу «ZOO, или Письма не о любви». Анри Матисс нарисовал картину «Глаза Эльзы», а Ив Сен-Лоран создал костюм, где по черному бархату фиолетовым и золотым бисером были вышиты зрачки писательницы.

Енни Линд держала Андерсена во френдзоне

21636515-800px-Jenny_Lind_retouched-1589458490-728-647e1d4a0a-1590070934

«Ее окружал какой-то ореол девственности и душевной чистоты, и она как будто освещала самою сцену. В момент, когда она в последнем действии ходит во сне, берет с груди розу, высоко поднимает ее в воздух и бессознательно роняет, она проявляла такую удивительную, завораживающую грацию и красоту, что нельзя было смотреть на нее без слез».

Ханс Кристиан Андерсен

Надежда Хазина была для Мандельштама центром мира

21636415--1589812059-728-1925852dee-1590070934

Твой зрачок в небесной корке,
Обращенный вдаль и ниц,
Защищают оговорки
Слабых, чующих ресниц.

Будет он обожествленный
Долго жить в родной стране —
Омут ока удивленный, —
Кинь его вдогонку мне.

Он глядит уже охотно
В мимолетные века
Светлый, радужный, бесплотный,
Умоляющий пока.

О.Э. Мандельштам

По словам Анны Ахматовой, жена русского поэта Осипа Мандельштама была некрасивой, но весьма очаровательной. Мандельштам влюбился в 19-летнюю Наденьку Хазину с первого взгляда. Она, несмотря на 8 лет разницы в возрасте, согласилась стать его женой.

Когда Надежда Яковлевна заболела, муж отправил ее на лечение в Крым. Разлука была тяжелой, и Мандельштам писал письма, в которых говорил о своих чувствах: «Спасибо, Надик нежненький, целую лобик твой высокий. Какая ты прелестная, родная. Нет такого другого личика. „Встреча?“ Ты — моя встреча, вся жизнь моя. Я жду встречи с тобой, я живу тобой».

А какой вы представляете себе идеальную музу?

Источник

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.